try another color:
try another fontsize: 60% 70% 80% 90%
Творчество людей на Folomade
творите и создавайте!

Видимо в Европе 009

Видимо в Европе или необыкновенные приключения Махараджи на исторической родине предков.
Часть 9

6. День № 5. Среда, 27 октября. Поездка в Тель-Авив.

Утром проснулись и поели и выяснили, что $, которая вечером тоже намеревалась присоединиться к намеченной в Тель-Авив поездке уже никуда ехать не собирается. Ладно, позвонили Измаилу с ресепшн.
Измаил Галин был известен Махарадже по Живому журналу как очень хороший фотограф и сторонник искусства. Ещё перед поездкой Махараджа и Измаил сговорились встретиться в Израиле и вот позвонили и договорились встретится у тель-авивского автовокзала, потому что Измаил как раз проживает в Тель-Авиве.
Спустились с Масличной горы в Кедрон сели в автобус № 1 и поехали. Это было очень интересно, хотя сам израильский автобус и мало чем примечателен.

Израильский автобус с трудом отличим от каких-нибудь других автобусов мира. Даже никакого кондуктора там нет и обилечивает пассажиров водитель при входе через переднюю дверь, которая рядом с ним. Единственное, чем отличается израильский автобус от остальных автобусов мира — так это тем, что в нём обычно едут почти сплошь одни евреи.
Как известно евреи бывают нескольких видов, например, ортодоксы, хасиды, слабоверующие и левые. Разумеется евреи бывают мужского и женского полу, причём, среди еврейских женщин, также как и среди аналогичных мужчин, встречаются сильно и слабоверующие и в разной степени соблюдающие обрядовую сторону религии. Если уж говорить совсем напрямки, то в иерусалимском автобусе № 1 Махараджа впервые увидел женщин соблюдающих кушрут. То есть, если вы вдруг не знаете, правильные еврейские женщины, соблюдающие свод еврейских религиозных предписаний для жизни — кушрут — они бреют голову и носят парик.
В автобус зашли и поехали с Махараджей несколько таких женщин в париках , в основном пожилого и среднего возраста. Женщины расселись и стали оживлённо переговариваться, доставать, передавать друг другу и рассматривать какое-то рукоделие и даже хвастаться этими вещами перед Махараджей.
Автобус № 1 не поехал к междугородной автобусной станции прямо, по Яффской улице, а стал петлять по Иерусалиму и удалось немного посмотреть на город и его жителей. Всё это оставило весьма приятное впечатление.
На автобусной станции, пользуясь советами вчерашней доброй спутницы, быстренько купили билетики, сели в автобус и поехали в Тель-Авив.
Через небольшое время прибыли на огромную тель-авивскую автобусную станцию и не очень сразу, но достаточно быстро и прямо к нужному времени, выбрались на улицу и подошли к назначенному Измаилом месту.
Измаила не было. Телефона, чтобы позвонить Измаилу и спросить, где он, у Махараджи тоже не было, поэтому подождали некоторое достаточное время и обратились к дядечке из ларька, то есть из палатки металлоремонта, на которой были какие-то русские надписи.

Обращалась Нина и как всегда по-английски, хотя в Израиле примерно пятая (5-я) часть часть населения из стран бывшего СССР, а бывшей британской империи там населения с гулькин нос. Так что вероятность что твой собеседник понимает по-русски, выше, чем что он понимает по-английски. Но Нина старалась ко всем по-английски.
Металлоремонтный дяденька обрадовался, выскочил из своего ларька и стал говорить с Махараджей по-русски с грузинским акцентом (дяденька был похож на писателя Довлатова).
Он объяснил, что в Тель-Авиве полно русских и поэтому не нужно знать ивритов и английских — русский знаешь, уже хорошо.
Когда Махараджа спросил его, как добраться до моря, он хотел дойти с ним до маршрутки и объяснить водителю на иврите, где остановится и высадить, но Махараджа попросил рассказать пеший путь.
И дяденька рассказал и сказал, что ещё встретите «русских» и спросите, и потом ещё долго радовался и прощался, пока Махараджа с Ниной совсем не ушли.
Пошли пешком по Тель-Авиву в сторону моря. Всё оказалось не совсем так, как предсказывал дядечка-довлатов из палатки. В частности, дойдя до первого поворота, Махараджа оглянулся, чтобы найти кого-нибудь подходящего для вопроса по-русски, но увидел только некоторое количество негров, живописно лежащих на траве и сидящих на лавочках. Негры не удивили Махараджу, так как люди этой расы уже попадались и в аэропорту в виде туристов и работников и даже одетые в форму солдат израильской армии. Видимо там была специальная тель-авивская еврейско-негритянская полянка.
Однако, через несколько шагов встретилась парочка, которая на вопрос «вы говорите по-русски?» ответила «Конечно» и они ещё раз объяснили, как идти.
Что касается отсутствия Измаила, то были выдвинуты несколько версий от неожиданного заказа на работу до ареста местными спецслужбами за попытку встретится с иностранцами.
А Тель-Авив всё длился и длился и шли и шли, а моря всё не было. Наконец зашли в совершенно прекрасную улицу полную разрухи и старинных восточных домов и даже порою казалось, что снова очутились в Индии в городе Панжим, также в основном состоящем из подобных двухэтажных домов.
Впрочем и в Иерусалиме порою казалось, что снова в Индии. Поскольку большую часть гостиницы занимали индусы-методисты.
Те самые, которые заставили Нину танцевать.
В целом Тель-Авив город не очень высокоэтажный, однако также как и в Москве в районе Сити из него торчат высокие-высокие небоскрёбы. Причём, если в городе Москва они (высокие небоскрёбы) более-менее сконцентрированы в одном, указанном выше месте, то в городе Тель-Авиве они же вытянуты скорее в некую линию. Что касается архитектурных достоинств данных высотных зданий, то как и в российской столице, - это на любителя.
Между тем, море что-то никак не показывалось, хотя, по косвенным признакам, вроде влажного воздуха и тёплого ветра, было где-то рядом. Мимо ездили велосипедисты и люди на электроскутерах, по бокам были лавки с багетом, декором, принтами и красивыми картинами.
Вдруг Махараджа приметил потенциально-русскоговорящую старушку , подошёл и спросил говорит ли она на этом языке. Старушка, оказавшаяся типичной английской пенсионеркой-миссионеркой, оживилась, сказала какое-то ломанное русское слово и показала Махарадже русские книжки, вроде тех, что носят иеговисты.
Зачем типичной английской пенсионерке-миссионерке ходить и распространять русские книжки, было совершенно невозможно сообразить. Тем не менее после перехода на международный язык, она охотно и толково объяснила, где же всё-таки будет море и море наконец нашлось.
Как впоследствии выяснилось, место, где траектория движения Махараджи наконец-то совпала с береговой линией, именуется «Скалы Андромеды», поскольку по преданию именно там происходила история с этой девушкой, морским чудовищем и Персеем.
Также выяснилось, что собаки присутствуют в Израиле не только в виде бестелесного лая, но и обычным — мясо-шерстяным способом. Причём довольно быстро создалось впечатление, что если не все, то половина израильских собак то ли поплавать, то ли покакать в мягкий песочек. То ли посмотреть на Махараджу.
Но пока, непосредственно у скал Андромеды, собак было всего пара, поэтому Махараджа одел плавки и пошёл в средиземное море.
Море оказалось вполне ничего — с ровным песчаным дном, слабенькой волной и вполне подходящей по теплоте водой. Но как-то было в нём скучновато. То ли из-за осени, то ли из-за солнышка, которое быстро двигалось к Западу.
Может потому, что в городе всё же не очень комфортно купаться — чисто психологически.
В общем , поплавали не очень долго, хотя Нине запомнилось, что долго, хотя часы были у Махараджи.
Вылезли и пошли гулять вдоль воды, иногда собирая камушки и ракушки.
Во время этой прогулки и выяснилась довольно странная любовь израильских собак к морю. Все они были тут. Возможно, израильские собаки просто боятся доминирующих в этих местах кошек и на всякий случай держатся поближе к воде — как знать...
А когда уже дошли до противоположных скал и прочитали табличку про первых еврейских переселенцев и увидели цаплю и собрались её сфотографировать (но она улетела). В этот самый момент и появился Измаил.
Измаил оказался неожиданно высоким и совсем не похожим на свою фотографию на юзерпике, а опять же, неожиданно похожим на известного деятеля комиксов и художника Хихуса.
Махараджа вздохнул и отдал Измаилу вкусные подарки из Москвы, которые уже собирался съесть самостоятельно. Измаил рассказал, что попросил встретить Махараджу свою знакомую, с которой тоже были знакомы по интернету, но видимо не узнали друг друга.
Однако зная о желании приезжих искупаться в море, он стал прочёсывать тель-авивские пляжи - и вот нашёл и повёл Махараджу и Нину по красивым местам Яфо и Тель-Авива.
Сначала пошли мимо скал Андромеды в Яфо и и посмотрели на старые и новые дома. А до того на модный у русских ресторан и на выставку современного палестинского искусства. Про ресторан трудно что-либо заметить кроме того, что как во многих местах там собирают и вывешивают на обозрение фото знаменитостей, которые посетили заведение.
А палестинское современное искусство мало чем отличается от московского. Даже есть совершенно идентичные концепции, типа людей (скульптур из проволочек) и т.д. Видимо это глобализация.
Потом Измаил показал место, где живут крупные летучие мыши, причём в этом одноэтажном здании с арками тоже располагалась какая-то инсталляция, так что Нина сначала подумала, что мышки механические, на нитках и являются частью художественного объекта.
И ещё были египетские раскопки, возле которых рос кустарник с очень ароматными цветками и красивыми соблазнительными ягодами, пробовать которые однако не стали — по причине неизвестности растения.
Тут надо сказать, что техника в Тель-Авиве сильно подвела Махараджу. Вроде бы новые и заряженные аккумуляторы от фотоаппарата быстро разрядились и не сняли ничего с момента как появился Измаил.
Постепенно стемнело (и это было некоторым утешением, хотя как сказать - и в темноте снимать можно). Махараджа засобирался в обратный путь.
Измаил на дорожку показал модную арабскую пекарню (Яфо вообще изначально был арабским посёлком) с настоящими печами и лопатами — прямо как в сказке про бабу Ягу.
А потом подумали и решили погулять ещё, поскольку темнеет в Израиле рано - в 6 часов (и светлеет тоже в 6).
Тогда стали ходить по творческим, артистическим и богемным кварталам и опять смотреть старые и новые дома и так увлеклись, что Измаил даже сам немного заблудился во многочисленных улицах.
А потом он сориентировался и повёл всех смотреть граффити.
Граффити были разнообразны и прекрасны.
Не даром Махараджа обнаружил сходство в облике Измаила и Хихуса. Оба они в общем-то выступили агентами схожих направлений современного творчества.
Махараджа думает, что надо бы все эти граффити запечатлеть и сделать какой-нибудь арт-проект, хотя они в общем и так арт-проект, просто хочется, чтобы их другие люди тоже посмотрели. Из тех кто любит телеканал 2х2 и так далее.

Нина даже попросила Измаила сфотографировать эти граффити (и старые дома в Яфо) и прислать. Потому что свой-то фотоаппарат — того, а батареек по дороге что-то не нашли.
Совсем уже устал гулять по Тель-Авиву Махараджа. Тогда Измаил отвёз всех на автостанцию и распрощались, и договорились и дальше общаться и меняться культурной информацией.
Махараджа зашёл в автовокзал, сел в автобус и вернулся в Иерусалим. А там решили пойти в гостиницу пешком и пошли. И оказалось, что прекрасный Иерусалимский рынок, название которого помнят путеводители и Нина (это название по уточнённым данным оказалось словами «Махане Иегуда (пристанище Иуды)») - он всё ещё работает несмотря на 10-й час вечера. Тогда быстро забежали туда, купили хумуса, пит, фруктов и посмотрели для иванова (специально с маленькой буквы), сколько стоит картошка.
Картошка эта на рынке была совершенно музейного вида — гладкая, чистая и блестящая. Как будто росла не в земле, а на дереве. Её в Израиле, кстати даже готовят не синмая тонкой шкурки.
Пришли в гостиницу. Хотя и не сразу, потому что решили пройти вдоль стены Старого города снаружи и сделать полный круг. Пошли-пошли и вдруг оказалось, что нет ровной дороги вокруг и надо либо совсем вниз, либо на гору. Взобрались немного и увидели молодого араба. Упражнявшегося на гитаре в какой-то то ли веранде то ли кафе. Юный гитарист объяснил Махарадже на всех языках стразу, что они стоят на горе Сион (Зион) и если пойти вверх, то будет вершина с могилой царя Давида, а там и дорога чтобы пойти дальше.
Махараджа поднялся и ничего не смог толком разглядеть, потому что это было единственное место во всём Иерусалиме без освещения. А так в Иерусалиме всюду фонари и лампы.
Тем не менее, прищурившись дорожку отыскали и оказались опять в старом городе и опять в незнакомой его части. (Такое уже неоднократно бывало и продолжалось до самого отъезда — попадания в незнакомые части Старого города). Но поскольку в Старом городе заблудиться невозможно, то в конце концов снова пришли в еврейский квартал и вышли из его ворот наружу и вот после этого пришли ( в гостиницу) по знакомой дорожке мимо так называемого «Храма слезы» (см. прежде в этих записках).
На дороге, пока поднимались, встретили больших чорных многоножек. Нина называла из сколопендрами. Это довольно противные существа и Нине они сразу не понравились своей инфернальностью и замогильностью ( а некоторые напротив являются большими любителями подобных существ, если верить интернетам).
Выше рос жасминовый куст. Махараджа сорвал Нине ароматный цветочек и она успокоилась.
Пришли наконец в гостиницу. Покормили $ едой (сами тоже поели) и договорились о планах на завтра.


начало
001) ...
002) ...
003) ...
004) ...
005) ...
006) ...
007) ...
008) ...


Пожалуйста, поставьте ссылку на этот материал.