try another color:
try another fontsize: 60% 70% 80% 90%
Творчество людей на Folomade
творите и создавайте!

Видимо в Европе 008

Видимо в Европе или необыкновенные приключения Махараджи на исторической родине предков.
Часть 8

7. День № 6. Четверг 28 октября. Храм Гроба Господня.

Не было сказано, как именно договаривались в день 5-й о планах на день 6-й. А договаривались сильно и как следует. Махараджа остался в номере, писать эти путевые заметки, а Нина и $ всё договаривались и договаривались, и договаривались. В какой-то момент Нина прибежала с горящими глазами и заявила: «догадайся, о Махараджа, что я сейчас делала?» Махараджа не смог.


Тогда Нина гордо воскликнула: «Я опять плясала (с христианскими индусами-методистами)!»
Методисты из Индии каждый вечер устраивали собрания в холле гостиницы. Но не каждый раз с танцами. Нина полюбилась и запомнилась индусам, поэтому всякий раз, когда были танцы и индусам попадалась на глаза Нина, идущая за чаем (в холле всегда можно было заварить себе чаю или кофе с мятой — фри) или пробирающаяся в компьютерный уголок, пообщаться с интернетом — всякий раз они сами или сочувствующие им арабы из персонала хватали её и заставляли танцевать.
Нина не без удовольствия танцевала и учила индусов некоторым движениям индийских танцев. Поговаривали, что индусы даже прозвали Нину «Белла», что совершенно непонятно, что значит, с учётом того, что в Индии сотни языков и тысячи диалектов, но, наверное, что-то хорошее — ведь Нина полюбилась индусам.
Сказав о своих танцевальных успехах, Нина опять убежала к $ планировать следующий день, хотя это был уже этот день — стрелки перекатились за 12-00. Но ведь пока не поспишь, завтра не наступает, так что Махараджа через какое-то время утомился писать свои заметки и уснул.
Утром Нина и $ спросили Махараджу после завтрака: «Так как же мы хотим спланировать сегодняшний день?» И Махараджа ответил: «Очень просто. Вы сейчас пойдёте по своими делам. А Махараджа попробует немного поспать, а потом пойдёт по своим. Через пару часов встретимся в известном вам кафе в старом городе. А если Махараджа не появится к назначенному сроку, идите дальше по своим делам». На том и порешили.
Когда дамы ушли, собрался и сходил по крутой пешеходной тропинке к соснам и оливам на Масличной горе и набрал немного иерусалимской земли, чтобы отвезти к последнему приюту своих еврейских предков.
Потом пошёл и опять пришёл к Стене Плача, на этот раз одев на голову общественную кипу, сшитую из парашюта.
Теперь евреи, раздававшие тофелин, не спросили Махараджу по-русски, есть ли у него мама еврейка, а спросили по-английски, еврей ли он сам (разумеется, суть обоих вопросов одинаковая). Махараджа просто развёл руками и пошёл еврейский квартал смотреть волчки и звёздочки.
Уже как-то у Махараджи был серебряный Щит Давида, но потерялся во время работы на компанию Дон-строй. А волчков с четырёхбуквием (но это, как впоследствии выяснилось был совсем не Тетраграмматон) Махараджа никогда раньше и не видывал. И они весьма понравились, хотя и крутились не очень долго. Называются такие волчки Дрейдл или Севивон и они ханукальные — для детских азартных игр.
Потом нашёлся целый еврейский рынок всяких предметов искусств и сувениров, который плавно, как показалось, перешёл в арабский, хотя на самом деле между этими рынками есть железная дверь, которую закрывают в Субботу.
Походив туда-сюда. Махараджа развернулся, спустился и пришёл к кафе на пересечении Виа де Ла Росса и Аль Вад.
Виа Де Ла Росса — понятно, а Аль Вад идёт примерно поперёк её и с одной стороны выходит к дамасским воротам и арабскому продуктовому рынку рядом с ними а другим концом выходит Аль Вад (возможно, именуемая на менее арабских картах и по-другому, но Махараджа выучил арабскую, которая была). Другим своим концом Аль Вад выходит к Стене Плача.
В принципе, если вы знаете Виа Де Ла Росса и Аль Вад, вы никогда не заблудитесь в Старом Иерусалиме. По крайней мере, надолго не заблудитесь.
Так вот. В кафе Махараджа обнаружил Нину и $, которые доедали свой видимо второй завтрак и все вместе пошли покупать сувениры.
Для православных родственников Махараджи нашли самую православную лавку с греками и купили крестики. После чего, собственно и отправились к храму Гроба Господня, чтобы эти крестики освятить, прикладывая к их святыням.
Храм Гроба Господня известен каждому человеку, имеющему телевизор. Именно там происходит сошествие нежгущего огня на Воскресение Христово и это любят показывать на православную Пасху.
Строители данного храма , возможно и имели какой-то план при его возведении, но в дело . Разумеется вмешались история и обстоятельства и военные конфликты и амбиции правителей и религиозная межконфессиональная и межобщинная рознь, равно как и обратные процессы, как то веротерпимость, стремление к согласию, и созиданию, миролюбие, экуменические мечты и планы и т.д. и т.п. И всё это произошло не один раз, так что храм Гроба Господня выглядит теперь не единым целым, а нагромождением церквей, пределов и других сооружений христианско-культового характера.
Если верить источникам, половину теперешнего храма занимала скала, в которой была пещера в которой был погребён, а потом из которой исчез/воскрес Иисус Христос.
Теперь скала стёсана и на месте пещеры как матрёшка в матрешке стоит ещё один маленький храм, внутри которого , собственно и находится место, обозначающее гроб Господень. Также считается, что у другой оконечности этого огромного комплекса находится гора Голгофа (на которой был распят Иисус Христос). Правда, есть и конкурирующее английское мнение, что Голгофа совсем не там, а в районе ворот Ирода, прямо за арабским автовокзалом.
Суть в том, что в древности, во времена Христовы город Иерусалим не совсем совпадал с границами нынешнего Старого Иерусалима, а был, видимо смещён на юг и запад, так что включал так называемый Город Давидов, где сейчас раскопки. Впрочем, раскопки почти везде. Но там они прямо снаружи , у стены.
А вот восточная и северная части нынешнего Старого города в в городскую (тогдашнюю) черту не входили и там близкие и попытались похоронить Иисуса.
У самого входа в храм Гроба Господня лежит мирроточащая плита. По преданию. Тело Христа, снятое с креста на этой плите умащивали по тогдашней еврейской традиции мирром - благовонием из масла миррового дерева (или куста). После этого события плита (камень) самостоятельно стала источать мирро и делает это по сей день уже почти 2000 лет. Камень потрескавшийся. Ароматное вещество, похожее запахом на какие-то советские духи. То появляется, то стирается многочисленными паломниками, которые не только касаются камня руками и головами, но и вытирают платками и кусками ткани — чтобы те впитывали это вещество, которое считается чудодейственным и исцеляющим.
После такого «высушивания» плиты, через какое-то время мирро появляется снова. Храм открыт круглые сутки и всё описанное происходит постоянно, но мирро не кончается. Так что факт существования такой плиты, несомненно, является чудом.
Поклонились плите и прикоснулись к ней и Нина положила на неё крестики для освящения. Следует признать, что крестики источали приятный запах (уже менее напоминавший советские духи «Красная Москва») и через 2 недели после их положения на плиту.
Затем походили немного по храму. Занятие это совершенно восточное, хотя данное место по сути есть колыбель (одна из) европейской цивилизации.
Почему восточное? Потому что никто никому ничего не запрещает и не навязывает. Женщина — хочешь, ходи с непокрытой головой. Мужчина — хочешь, ходи с покрытой (попробуйте то же самое в каком-нибудь русском православном храме). Шорты, женские брюки и т.п. - всё можно, никакого дресс-кода. На полу какие-то фантики от конфет, чуть ли не окурки (у самого входа , кстати валялись огромные бычки от сигар) — в общем, никакой скованности и трепета — свобода, чего, возможно, и хотел Иисус из Назарета. Хаотические люди со всего мира всех наций и ветвей Христианства ходят туда-сюда. Где-то экскурсия каких-нибудь жёлтошапочников-баптистов, где-то поют, допустим, ортодоксальные греки, начиная свою службу.
В храме, при некоторой общей сумбурности есть много отдельных красивых мест. Например. Эфиопский отдел или армянские мозаики, или купол с евангелистами, где возле Луки написано по-гречески «ЛАВКАС».
Походили все вместе. Осмотрели немного безграничного и разнообразного храма, а потом решили отпустить $ и освятить крестики ещё и непосредственно у самого Гроба.В маленький храм, внутри которого скрывается это святое место, всегда очередь. Причём положение усугубляется тем. Что очередь (в смысле место) в очереди занимают группами по 20-30 человек. Стоят, положим, двое впереди тебя в красной шапке и с синей повязкой, а это не двое — это тур-группы красношапочников и синеповязочников заняли себе место и перед тобой, соответственно не 2-е , а 50 (пятьдесят) человек. Ещё люди тянут на освящение всякие предметы, в основном полупромышленные партии свечей, купленных за углом у арабов. Но это всё ничего. Очередь, правда переругиваясь порой, идёт довольно быстро. За час или меньше любой желающий может попасть к Гробу Господню.
Так вот. Отпустили $ гулять самостоятельно. А сами всталив очередь среди каких-то бело и жёлтошапочников.
Снаружи ограждения. Отделяющего желающих попасть к Гробу от просто гуляющих по храму, стоял жёлтошапочный групповод и увлечённо с прононсом, словно сошедший со страниц журнала «Вокруг света» текущий главред издания г-н Пархоменко, рассказывал нечто из баптистских представления о Христианстве своим подопечным. Постепенно приблизились ко входу. Очередью распоряжался бородатый греческий священнослужитель, впускавший людей внутрь святыни и выпроваживавший их обратно.
Причём, если туда он пропускал относительно смиренно, то оттуда просил паломников удаляться довольно энергично и настоятельно.
Этого грека вполне можно понять. Ведь целыми днями он имеет дело с многочисленными кое-как организованными групповыми туристами, многие из которых, как представляется, не вполне отдают себе отчёт в какое место попали и так далее.
Вход в Гроб Господень, как известно, специально сделан так, чтобы все — и властители мира и и самые простые жители самых простых стран, преклоняли свои головы.
Внутри — небольшое пространство и белая плита.
А описывать подробно — не представляется возможным. Хотите узнать - приезжайте и заходите.

Поклонившись величайшим христианским святыням, пошли обратно в Старый город и стали дальше покупать сувениры. Теперь уже для себя.
Сначала Нина решила купить стеклянных рыбок. Таких иерусалимских рыб ей уже привозили в подарок, но уж больно они ей нравились. Зашли в широкую разнообразную лавку и стали рыться в этих рыбках по 5 шекелей за штуку. Выбрать было непросто из-за разнообразия форм и большого количества слегка бракованных экземпляров. Наконец нужное число рыб нужных форм и цветов было выловлено и отобрано. Махараджа слегка поторговался и купили и пошли дальше.
Дальше встретили красивые шапочки — ручные. У Махараджи к таким слабость, хотя где и когда их носить — совершенно неясно. Продавец — это была ещё арабская часть рынка, заявил, что шапки стоят 300 шекелей, и что американцы у него покупают за такие деньги (разумеется, это было неправдой, поскольку даже в еврейской лавке неподалёку с фиксированными ценами такие шапки стоили 120 шекелей). Махараджа заметил продавцу, что он не богатый американец и вообще, и предложил 50 шекелей. Продавец, разумеется не согласился. Однако через примерно пять минут переговоров и после промера всех имевшихся в наличие шапок (подошла к крупной махараджевской голове только одна) таки отдал свой товар за предложенные 50 шекелей.
Махараджа сразу одел шапку и стал в ней ходить. А идти хотели на еврейский рынок в еврейском квартале, но тут Нина вспомнила, что во время ловли стеклянных рыбок забыла в лавке свою карту города. Вернулись обратно и нашли карту а заодно купили ещё Махарадже серебряную Звезду Давида. При этом Махараджа так торговался, что восхищенные продавцы, упаковывая товар долго качали головами и всё повторяли «ну вы молодцы, ребята» (один смуглый торговец говорил всё это вполне чисто по-русски — он вообще отлично говорил по-русски). Хотя на самом деле цену-то сбавил не в 6 раз, как с шапкой, а всего шекелей на 50 или даже на 40.
Наконец, добрались и до еврейского рынка и долго облизывались на разнообразные волчки, которых было много всяких видов форм и размеров (не только квадратных ханукальных дрейдлов, а может и их , но каких-то других конструкций. Но все крутились кое-как и стоили по мнению Махараджи слишком дорого. Да и торговаться с евреями не было никакой возможности — они как один, в отличие от дружелюбных и готовых на всё арабов, торговали по фикс-прайс.
Ну и ладно. Пошли опять к Стене Плача. На этот раз Нина преодолела свои сомнения и сходила на женскую сторону и дотронулась до Стены. А Махараджа пошёл в новой шапке. Интересно, что когда Махараджа прикасался к этой еврейской святыне (а был уже вечер, т.е. 6 часов, когда темнеет) она была тёплая. Нина же утверждала, что с женской стороны стена оказалась холодной. Тут можно строить много гипотез и предположений, однако обратившись вновь к свободе совести, которой наделён каждый из нас по рождению и даже по Конституции РФ, ничего предполагать не будем.
Немного отдохнули на лавочке и пошли оп улице Аль Вад — показывать Нине Дамасские ворота, а заодно хотели что-нибудь купить там на продуктовом рынке. Рынок был прекрасен. Купили два пирожка, в которых, по мнению продававшего их всего за 7 шекелей (это вдвое меньше, чем стоит подобная еда в других местах) арабчонка, был сыр в одном и мясо в другом. И ещё купили ореховой смеси.
Вышли за стену, сели на лавочке и стали питаться. Арабчонок обманул Махараджу. В обоих пирожках было мясо с овощами и никакого сыру. И тут надо признаться, что более вкусных пирожков Махараджа не едывал никогда. В жизни, тем более за 7 шекелей. И орехи тоже были совершенно бесподобными.
А потом вернулись в гостиницу и стали общаться с $, ведь по всеобщему желанию на следующий день, то есть в пятницу, планировалась ещё одна совместная поездка к Мёртвому морю.


начало
001) ...
002) ...
003) ...
004) ...
005) ...
006) ...
007) ...


Пожалуйста, поставьте ссылку на этот материал.