try another color:
try another fontsize: 60% 70% 80% 90%
Творчество людей на Folomade
творите и создавайте!

Видимо в Европе 007

Видимо в Европе или необыкновенные приключения Махараджи на исторической родине предков.
Часть 7

8. День № 7. 29 октября. Пятница, которая Суббота.

Утром, в пятницу 29 октября проспали. Махараджа, привыкший ложиться и вставать довольно поздно, зная особенности израильского светового дня и режима гостиницы, специально взял телефон с будильником, чтобы заводить будильник вечером и просыпаться по нему утром. Но тут чего-то не все кнопки нажал, и проспали.


Успели на хвостик завтрака. Где увидались с $ и она подтвердила, что есть договор с арабским водителем на счёт Мертвого моря.
Поели, поднялись в номер и стали собираться в поездку и окончательно просыпаться. Спустились через некоторое время вниз, где должны были встретиться с $ и водителем. Однако ни $, ни водителя на месте не оказалось. Работники ресепшн сообщили. Что американская гостья вейт, вейт энд гоу эвей.
Нина расстроилась. А Махараджа пожал плечами. Даже если $ показалось, что она ждёт слишком долго, почему бывшая соотечественница не взяла на себя труд подняться и заглянуть в номер, чтобы узнать в чём дело — совершенно не поддавалось пониманию. Ну и фиг с ней.
Вернулись к себе в номер и Махараджа взял расписание общественного транспорта, ходящего к Мёртвому морю. Быстро удалось понять, что ехать на израильском транспорте туда в пятницу никак не выходит, поскольку с заходом солнца начинается Шабат и транспорт работает из-за этого по урезанному графику.
Вздохнули и поменяли план на день. Ведь в Израиле вообще и в Иерусалиме в в особенности, столько всего разного, что куда ни пойди, всё равно интересно.
Для начала зашли в самые близкие достопримечательные места. Очень удачно вышло, поскольку до таких мест обычно руки, или скорее ноги не доходят - каждое утро видишь их с крыши и думаешь «а, потом, потом».
Рядом с гостиницей «Масличная гора» были мечеть и монастырь Вознесения. В смысле и мечеть и монастырь были мечетью Вознесения и монастырём Вознесения.
В мечети Вознесения, которая являлась переделанной базиликой крестоносцев был двор со строением, стоящим над местом, где вознёсся пророк Иса ( в магометанской интерпретации Иса - это Иисус Христос, который, согласно представлениям мусульман, как Муххамед является пророком Алаха, если вдруг кто-то не знает).
На камне, с которого Иса вознёсся остался отпечаток ноги пророка.
У входа к данному месту стоял огромный янычар (без сабли) который при появлении туристов начинал двигаться на них угрожающе и восклицал «файф шекель!». Больше янычар ничего не говорил и поворачивался спиной (за спиной ятагана тоже не было).
Махараджа заплатил и стали ходить.
Пустынный двор без травы и растительности но с двумя или тремя колодцами. Голуби, свившие гнёзда в окнах часовни (вернее даже занятые плетением своих гнёзд, поскольку одна голубка спустилась и подобрала клювом подходящую веточку). Камень внутри с не очень ясным отпечатком- углублением. Вот и всё.
Честно говоря, «файф шекельз» - дороговато для экспозиции.
Далее пошли в монастырь Вознесения, на территории которого стояла колокольня являющаяся в своей верхней части самой высокой точкой города Иерусалима. По имеющимся сведениям, в монастыре (это был женский монастырь) как раз собирали оливки и Нина надеялась поучаствовать. У двери встретила весёлая монашка тоже по имени Нина, которая сказала по-русски (ведь монастырь принадлежит РПЗ (Русской Православной церкви За рубежом), что сегодня неприёмный день, но проходите, проходите. Махарадже сестра Нина выдала клетчатую юбку (чтобы скрыть небольшие кусочки ног, торчавшие из вполне благопристойных своею длиною шорт) и сказала «ну как шотландец». Ещё сестра Нина похвалила бусы из пуговиц, которые были на Нине простой. Махараджа ещё обрадовался, какие приветливые сёстры в монастыре. Пошли гулять оп территории. Посмотрели прекрасные виды окрестностей. А также Махараджа наконец увидел собак. Это были монастырские собаки, которые спали на цепях у своих конурок (прежде собак в Иерусалиме доводилось только слышать). Более подробно учреждение называлось монастырь Вознесения Богоматери. Земля под него была куплена ещё царской фамилией. В монастыре имелось две основных реликвии. Камень, сохранивший отпечаток ноги Богородицы. На этом камне, по преданию она стояла в момент вознесения сына. И место первого и второго обретения усекновенной головы Иоанна Предтечи. Зашли в монастырский храм. Нина взяла денежку и пожертвовала на храм. Посмотрели. Нашли камень с отпечатком ноги. Он был у входа, причём стоял так. Что стена проходила поверх и часть камня находилась внутри. А часть снаружи здания. Потом с какой-то небольшой группой, которой монашки специально открыли дверь зашли в часовню над местом обретения головы Иоанна Предтечи. Это место обозначено углублением в полу часовни и существовало ещё до появления монастыря, поскольку прежде этим местом владела другая христианская община.
Говорят. Если опустить голову в углубление, можно избавится от мигреней. Нина, у которой часто болит голова проделал рекомендуемое действие.
Вышли из часовни и стали дальше гулять по территории. Нечаянно оказались в поле зрения двух монашек, сидевших на лавочке возле корзины с маслинами. Одна из монашек заметила Махараджу и стала ругаться на него за то, что он пришёл в монастырь с неприкрытыми ногами (хотя сверху длинных-длинных шорт была ещё более длинная юбка). Махараджа попробовал отшутиться и применить свою дружелюбную улыбку и миролюбивые слова, но тётенька не унималась. Говорила она по-русски хорошо и быстро, но произношение , даже не акцент, показывало, что язык ей не родной и что скорее всего она здешняя уроженка. Причём. Даже не арабка. (Арабов-христиан в Израиле и в соседних Ливане и Сирии довольно много).
Видя. Что договориться со строгой сестрицей не получится, Махараджа стал потихонечку пробираться к выходу на волю, но неожиданно тётенька монашка загремела ключами и, мгновенно сменив гнев на несомненную доброжелательность, удивлённо спросила: «что же вы не идёте, я вам уже часовню открыла?»
Махараджа оглянулся и увидел, что эта сестрица радушно приглашает их вновь посетить место обретения головы Иоанна Предтечи. Говорить, что уже были показалось невежливым и зашли ещё раз. Опять Нина опустила голову в углубление, попутно рассказав, что приехали из Сергиева Посада. Монашка на это опять укорила за шорты (что же из такого города и так по монастырям ходите) и показала фото (возможно это был календарь) отпечатанное полиграфическим способом, где она стояла вместе с неким рыжеволосым священнослужителем — как выяснилось, каким-то чином из Сергиевской Лавры. Но Махараджа никого в Лавре не знает в лицо, кроме отца Германа, который отчитывает бесноватых. Да и Германа-то встретил и запомнил случайно, а вовсе не потому, что ходил на отчитку.
Далее тётенька сказала, что можно заказать у неё поминание за болезных и пьющих, даже если те некрещёные. Махараджа возьми да и скажи «да вот - за Михаила Тихановского». И Нина написала. Написала Нина, тут монашка и говрит «давайте денюжку». А мелкие-то денежки кончились. Что делать? Достали 5 шекелей. Положили в копилку. Монашка увидела и давай ворчать «что же это вы денежку в общую копилку? Ай-ай-ай. Молится-то я буду, мне и денежку давайте!». И смотрит невинным взглядом ребёнка. Ладно. Достали последнюю монету (ещё 5 шекелей), отдали ей. А она опять ворчит — мало, говорит, этого — всего на три раза. И смотрит опять совершенно невинным глазом.
Тут уж Махараджа не выдержал. Распрощался и пошагал к выходу — сердится, хотя это и не хорошо в таком месте, ругается даже и говорит «ничего себе пособирали маслинок за 15 шекелей — ещё бы немного и пришлось бы и 50 и 100 выкладывать. А меньше-то и нет уже» В общем, еле спаслись от коммерческой монашки.
А Нина Махарадже поясняет, что видимо это и есть настоятельница, про которую говорят, что, не в пример остальным сёстрам, дюже строгая и разворотливая. «Вот-вот», - поддакнул ей Махараджа негодуя не столько на сумму, сколько на бесцеремонный способ, которым предположительная настоятельница утолила свои сребролюбивые наклонности.
И вот тут какие-то силы — то ли Высшие, то ли необъяснимые, то ли вообще случайные вдруг положили прямо на пути у Махараджи купюру в 1 (один) американский доллар.
Махараджа поднял эту «сдачу» и тут же перестал хмуриться и сердиться, а напротив стал думать о цепочках случайностей и закономерностей и всём таком, что влияет на события, а также о всяких примечательных вещах, которые могут быть людям знаками. А могут и не быть*.
Во всяком случае негодовать из-за хитрой монашки Махараджа совсем перестал и подсмеиваться тоже перестал (правда не совсем сразу), а постепенно склонился к мысли, что всё, что произошло очень похоже на некий архетипический сюжет неоднократно реализованный в книжках и фильмах, когда добро или податель блага не выглядит безупречным образцом для подражания, а скорее вызывает неприязненные эмоции и только потом выясняется, что к чему. Конечно, реальная жизнь отличается от художественных произведений, но уж больно сестра-настоятельница попалась колоритная.
Да ещё этот доллар (прежде в Иерусалиме Махараджа находил лишь шекели и агороты). Да ещё набежали тучки и немного на палестинскую пустыню покапал дождичек.
В общем, что это была за встреча ещё видимо покажет время.
Но недели две после Израиля голова у Нины совсем не болела. Правда потом опять иногда начала.
(Интересно также, пьёт ли Тихановский, с которым разругались именно по причине его неудержимого и хамского алкоголизма).

Вышли из монастыря, нашли доллар и пошли к гробницам пророков. По имеющимся сведениям в гробницах покоятся пророки Авессолом, Захария и семья священников (коэнов) Хазир. Гробницы были огромны, пустынны и оригинальной древней архитектуры. Позади одной из них между скалой и стеной имелась свежая могила. Как видно, кто-то, по предположению Нины доказал своё родство и право быть погребённым в таком месте. Из долины Кедрон — так называется низинка между Масличной и Храмовой горами, поднялись на Храмовую гору, вошли в Старый город и отправились снова в еврейский квартал за сувенирами. Там выбрали два волчка-дрейдла получше. А Нина купила в подарок кусочек эйлатского камня. Потом пошли снова в храм Гроба Господня и ходили там и рассматривали различные места и приделы, а также приложили к мирроточащему камню перламутровый крестик, купленный Ниной в Вифлееме-Битлехеме. Ещё один крестик нашли на полу храма, подумали и взяли себе — маленький серебряный крестоносский крестик.
Потом гуляли по крышам и пили фреш-джюс из граната, моркови и имбиря. Очень-очень вкусный сок, приготовляемый в очень-очень антисанитарных условиях. Чуть не купили даже потом ручную соковыжималку. Но обошлось. А купили кускусу крупного, бюргюля и кардамона в арабской пищевой лавке. Ходили ещё к Дамасским воротам — хотели поесть вкусных пирожков. Но ни арабчонка, ни пирожков на месте не оказалось. Зато был пекарь, который делал то ли лаваши, то ли огромные блины при помощи круглой подушки и туристы его за это с удовольствием фотографировали. А потом ещё как-то ходили так, что к закату вновь оказались у Стены Плача. Увидели там множество нарядных евреев, которые отнюдь не плакали, а совсем наоборот — веселились, танцевали, водили хоровод и пели песню «Шелом. Шабат!» (Здравствуй, Суббота). Ведь был вечер пятницы, а значит, пятница с первой звездой заканчивалась и начинался выходной. И так, если верить Торе и Талмуду, повелось с тех пор, когда более 5000 лет назад Б-г сотворил этот мир за 6 дней — (находясь) именно в этом месте, где потом был Храм, а потом Второй Храм, а потом только Стена от него. А на 7-й день Б-г отдыхал и людям велел, и таков договор между людьми и Б-гом.


начало
001) ...
002) ...
003) ...
004) ...
005) ...
006) ...


Пожалуйста, поставьте ссылку на этот материал.